Постановление Уставного Суда Калининградской области от 10.06.2005 N 2-П "По делу о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463)"

Архив



УСТАВНЫЙ СУД КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ



ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 июня 2005 г. N 2-П



По делу о соответствии Уставу (Основному Закону)

Калининградской области Закона Калининградской области

от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон

Калининградской области "О Калининградской областной Думе"

и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области

от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной

Думе" (в редакции Закона Калининградской области

от 4 декабря 2004 года N 463)



Именем Калининградской области Российской Федерации



Уставный Суд Калининградской области в составе: Председателя Ю.А. Кузяева, судей В.А. Багалина, Т.А. Карпенко, Г.В. Корнюшенкова, А.В. Куликова,

с участием представителей сторон:

от Калининградской областной Думы, как органа, принявшего правовые акты, положения которых подлежат проверке, - А.А. Красовского,

от главы администрации (губернатора) Калининградской области, как лица, подписавшего правовые акты, подлежащие проверке, - Д.В. Каровайчика,

руководствуясь пунктом 3 статьи 53 Устава (Основного Закона) Калининградской области, подпунктом 1 пункта 3 статьи 4, статьями 36, 83, 84, 85, 86 Закона Калининградской области "Об Уставном Суде Калининградской области",

рассмотрел в открытом судебном заседании дело о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской области Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463).

Поводом к рассмотрению дела явилось обращение в форме запроса от депутата Калининградской областной Думы В.В. Лопаты "О проверке соответствия Уставу (Основному Закону) Калининградской области Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463)".

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Уставу (Основному Закону) Калининградской области положения оспариваемых заявителем нормативных правовых актов.

Заслушав сообщение судьи-докладчика В.А. Багалина, объяснения представителей сторон: А.А. Красовского, Д.В. Каровайчика,

исследовав представленные документы и иные материалы, Уставный Суд Калининградской области



УСТАНОВИЛ:



1. в Уставный Суд Калининградской области 9 марта 2005 года поступило обращение в форме запроса от депутата Калининградской областной Думы В.В. Лопаты о проверке соответствия Уставу (Основному Закону) Калининградской области Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463).

В своем обращении заявитель указывает, что первоначально пункт 2 статьи 18 действовал в редакции Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе", согласно которой "Заседания Калининградской областной Думы правомочны, если на них присутствует не менее чем две трети от установленного числа депутатов областной Думы".

Законом Калининградской области от 10 октября 2002 года N 179 пункт 2 статьи 18 был изложен в следующей редакции: "Правомочность заседания областной Думы определяется Регламентом областной Думы".

Законом Калининградской области от 29 декабря 2003 года N 348 пункт 2 статьи 18 Закона Калининградской области "О Калининградской областной Думе" изложен в редакции: "Заседание областной Думы правомочно, если на нем присутствует не менее двух третей от избранного числа депутатов областной Думы".

Законом Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 редакция пункта 2 статьи 18 была изложена в новой редакции, устанавливающей: "Заседание областной Думы правомочно, если на нем присутствует более 50 процентов от установленного числа депутатов областной Думы".

По мнению заявителя, оспариваемые им Закон Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункт 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463) противоречат Уставу (Основному Закону) Калининградской области, не позволяют рассматривать на заседаниях областной Думы вопросы, для принятия решений по которым в соответствии с федеральными законами и Уставом области необходимо квалифицированное большинство депутатов областной Думы. Заявитель считает, что третий раз в течение одного созыва изменяя требования к правомочности своих заседаний, областная Дума нарушает принципы правовой определенности и стабильности правового регулирования и позволяет депутатам принимать решения, не отражающие интересы избирателей, жителей области.

В обоснование своей позиции заявитель в обращении приводит нормы Устава (Основного Закона) Калининградской области (пункт 2 статьи 7, пункт 5 статьи 29, пункт 2 статьи 33, статьи 103 и 105), Конституции Российской Федерации (статьи 1 (часть 1), 3 (части 1, 2 и 3), 4, 5 (часть 3), 10, 11, 15, 66, 72, 73, 77 (часть 1), 134 и 136), положения решений Конституционного Суда Российской Федерации, изложенные в его Постановлениях от 17 ноября 1998 года N 26-П, от 24 мая 2001 года N 8-П, от 22 января 2002 года N 2-П, от 12 апреля 2002 года N 9-П, от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 29 января 2004 года N 2-П, от 23 апреля 2004 года N 9-П и Определении от 9 апреля 2002 года N 162-О.

Исходя из вышеизложенного заявитель просит Уставный Суд Калининградской области провести проверку Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463) и признать их не соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

Представитель Калининградской областной Думы А.А. Красовский в ходе судебного заседания поддержал позицию, изложенную в представленном в Уставный Суд письменном отзыве Калининградской областной Думы, состоящую в том, что обращение не подлежит удовлетворению, а оспариваемые заявителем положения приняты в соответствии с действующим законодательством и полномочиями Калининградской областной Думы и не противоречат Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

Представитель главы администрации (губернатора) Калининградской области Д.В. Каровайчик в ходе судебного заседания поддержал позицию, изложенную в представленном в Уставный Суд письменном отзыве главы администрации (губернатора) Калининградской области В.Г. Егорова, считая оспариваемые заявителем положения соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области.

2. Проверка положений законов Калининградской области на их соответствие Уставу (Основному Закону) Калининградской области подведомственна Уставному Суду Калининградской области в соответствии с частью первой статьи 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", пунктом 3 статьи 53 Устава (Основного Закона) Калининградской области, подпунктом 1 пункта 3 статьи 4 Закона Калининградской области "Об Уставном Суде Калининградской области".

Как следует из обращения, заявителем - депутатом Калининградской областной Думы В.В. Лопатой с учетом обоснования его позиции оспариваются как не соответствующие пункту 2 статьи 7, пункту 5 статьи 29, пункту 2 статьи 33, статьям 103 и 105 Устава (Основного Закона) Калининградской области положения статьи 1 Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463), устанавливающие критерии правомочности заседания областной Думы. Статья 2 Закона от 4 декабря 2004 года N 463, определяющая порядок его вступления в силу, заявителем не оспаривается.

При производстве проверки на соответствие Уставу (Основному Закону) Калининградской области положений оспариваемых заявителем нормативных правовых актов Уставный Суд исходит из требований статьи 70 Закона Калининградской области "Об Уставном Суде Калининградской области", согласно которым Уставный Суд принимает постановление только по предмету, указанному в обращении, и лишь в той части акта, легитимность которой подвергается сомнению. При принятии решения Уставный Суд не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

Таким образом, предметом проверки соответствия Уставу (Основному Закону) Калининградской области в данном деле являются положение статьи 1 Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и аналогичное ему положение пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463): "Заседание областной Думы правомочно, если на нем присутствует более 50 процентов от установленного числа депутатов областной Думы".

3. Согласно пункту 1 статьи 1, пункту 2 статьи 2 Устава (Основного Закона) Калининградской области население области осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Органы государственной власти Калининградской области обеспечивают реализацию прав граждан на участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Эти положения Устава области отражают важнейший конституционный принцип народовластия и гарантии государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленные в пункте 2 статьи 3, пункте 1 статьи 32, пункте 1 статьи 45 Конституции Российской Федерации.

Важнейшим условием реализации и защиты этих прав является соблюдение законности при принятии решений по осуществлению государственной власти. Законность деятельности законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации, осуществляемой в интересах населения, должна обеспечиваться в том числе определенными и одинаково понимаемыми правилами внутренней работы законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации и порядка принятия ими решений.

Правовыми актами, определяющими порядок деятельности законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, применительно к Калининградской областной Думе являются Устав (Основной Закон) Калининградской области, Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе", Закон Калининградской области "О статусе депутата Калининградской областной Думы", Регламент Калининградской областной Думы.

Согласно пункту 7 статьи 16 Устава (Основного Закона) Калининградской области заседания являются основной формой работы Калининградской областной Думы. Правомочность заседания областной Думы определяется законом Калининградской области. Сам критерий правомочности заседания Калининградской областной Думы определяется пунктом 2 статьи 18 оспариваемого заявителем Закона Калининградской области "О Калининградской областной Думе", устанавливающим, что заседание областной Думы правомочно, если на нем присутствует более 50 процентов от установленного числа депутатов.

Личное присутствие на заседании депутатов областной Думы, принимающих решение, является гарантией принятия взвешенного решения с учетом высказанных на нем позиций выступающих. Устанавливая кворум присутствия на заседании более 50 процентов от установленного числа депутатов областной Думы, законодатель исключает ситуацию, когда решение может быть принято большинством голосов, но при фактическом отсутствии большинства депутатов на самом заседании. Иное противоречило бы представительному характеру депутатской деятельности, основным предназначением которой является выражение воли своих избирателей.

Открытый характер заседаний областной Думы, регламентируемая законом процедура принятия законодательных актов, осуществляемое во время заседаний протоколирование призваны создавать условия для принятия наиболее взвешенных и одобренных большинством голосов от установленного числа депутатов законодательных решений.

Установление кворума заседаний в количестве более 50 процентов от установленного числа депутатов областной Думы согласуется с общепризнанным конституционным принципом народовластия и позволяет учитывать баланс интересов явившихся на заседание депутатов и принцип представительности при принятии решений.

Таким образом, оспариваемые положения статьи 1 Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463), устанавливающие критерий правомочности заседания Калининградской областной Думы, соответствуют Уставу (Основному Закону) Калининградской области в той мере, в какой они позволяют в деятельности областной Думы реализовывать закрепленные в Уставе области конституционный принцип народовластия и принцип представительности законодательного органа государственной власти, гарантируют принятие решения большинством голосов от установленного числа депутатов при личном участии депутатов в заседании областной Думы.

4. Оспариваемые заявителем положения Законов от 4 декабря 2004 года N 463 и от 1 ноября 1995 года N 24 находятся в системной взаимосвязи с рядом других положений законодательных актов Калининградской области, образуя с ними единую нормативно-правовую основу деятельности Калининградской областной Думы, как органа законодательной (представительной) власти субъекта Российской Федерации, и статуса депутата Калининградской областной Думы, как представителя, избранного народом.

Устав (Основной Закон) Калининградской области (пункт 2 статьи 15, статья 17) предусматривает, что порядок подготовки, созыва и проведения заседания областной Думы и другие вопросы организации работы областной Думы определяются соответствующими федеральными законами, законами Калининградской области и Регламентом областной Думы, а статус депутата областной Думы регулируется Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", другими федеральными законами, Уставом (Основным Законом) и законами Калининградской области.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 9 апреля 2002 года N 162-О, в силу статей 3 (часть 2), 19 (части 1 и 2) и 32 (часть 1) Конституции Российской Федерации такое регулирование должно обеспечивать всем депутатам законодательного (представительного) органа равные возможности по осуществлению депутатских полномочий в полном объеме в течение всего срока полномочий.

Согласно положениям статьи 1, статьи 6 Закона Калининградской области "О статусе депутата Калининградской областной Думы" органы государственной власти области гарантируют депутату областной Думы условия для беспрепятственного и эффективного осуществления его полномочий, защищают его права, честь и достоинство; участие в заседаниях областной Думы является одной из форм депутатской деятельности депутата областной Думы. Рассматривая реализацию положений этих законов с учетом приведенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, Уставный Суд считает, что всем депутатам Калининградской областной Думы законодательно должны быть обеспечены равные возможности по участию в заседаниях областной Думы.

Однако Уставный Суд отмечает, что Законы Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и "О статусе депутата Калининградской областной Думы", в отличие от соответствующего правового регулирования на федеральном уровне (пункт 4 статьи 12 Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"), не содержат норм, гарантирующих каждому депутату Калининградской областной Думы право участвовать в любом заседании областной Думы.

Содержание в Регламенте областной Думы положений по порядку организационного и информационного обеспечения заседаний областной Думы, предоставления необходимой информации депутатам для их участия в заседаниях областной Думы в условиях, когда сам Регламент является подзаконным актом, имеющим ограниченное действие во времени, ответственность за неисполнение которого не предусмотрена действующим областным законодательством, не может считаться достаточной гарантией для обеспечения равенства прав депутатов по участию в заседаниях областной Думы.

В то же время оспариваемые заявителем положения законов области о правомочности заседания областной Думы, если на нем присутствует более 50 процентов от установленного числа депутатов областной Думы, по мнению Уставного Суда, не могут трактоваться как нормы, в какой-либо мере препятствующие реализации права иных депутатов областной Думы участвовать в ее заседании.

На основании вышеизложенного Уставный Суд приходит к выводу, что статья 1 Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 и пункт 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 соответствуют Уставу (Основному Закону) Калининградской области в той мере, в какой содержащиеся в них положения не препятствуют каждому депутату Калининградской областной Думы наравне с другими депутатами участвовать в любом заседании Калининградской областной Думы.

Вместе с тем право каждого депутата Калининградской областной Думы участвовать в любом заседании областной Думы требует законодательного закрепления с определением соответствующих правовых гарантий реализации данного права.

5. Согласно пункту 5 статьи 29, пункту 2 статьи 33, статьям 103 и 105 Устава (Основного Закона) Калининградской области решения о вынесении недоверия главе администрации (губернатору) области, о принятии Устава области, а также изменений и дополнений к нему, решение об одобрении ранее принятого закона в прежней редакции Калининградская областная Дума принимает большинством голосов в две трети от установленного числа депутатов.

Установление такого критерия для решения указанных вопросов подчеркивает их особую важность, свидетельствует о стремлении законодателя исключить влияние негативных факторов функционирования выборной власти и способствует привлечению максимально большего числа депутатов для выработки и принятия таких решений.

Вместе с тем ни федеральное законодательство, ни Устав (Основной Закон) Калининградской области, ни Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе", ни Регламент Калининградской областной Думы не предусматривают какого-либо особого регулирования правомочности заседаний при принятии решений квалифицированным большинством голосов депутатов. При внесении вопросов, предусмотренных пунктом 5 статьи 29, пунктом 2 статьи 33, статьями 103 или 105 Устава (Основного Закона) Калининградской области в повестку заседания Калининградской областной Думы, обеспечение необходимого кворума достигается путем договоренностей между депутатами. в случае недостижения договоренности вопрос не выносится на рассмотрение, а переносится на следующее заседание Калининградской областной Думы. Такая практика рассмотрения указанных вопросов подтверждена представителем Калининградской областной Думы в судебном заседании по рассмотрению дела. Однако порядок переноса рассмотрения на следующее заседание Калининградской областной Думы в случае отсутствия на заседании необходимого для принятия решения числа депутатов областным законодателем не урегулирован. в результате создаются условия для затягивания принятия решений по важным вопросам жизнедеятельности области и, как следствие, условия для нарушения прав ее жителей, гарантированных Уставом области.

Кроме того, Уставный Суд указывает, что отсутствие отдельного законодательного регулирования правомочности заседаний областной Думы по рассмотрению вопросов, для принятия решений по которым требуется квалифицированное большинство голосов от установленного числа депутатов, не отвечает требованиям определенности оспариваемой правовой нормы, порождает двусмысленность ее понимания и неоднозначность применения. Такое мнение Уставного Суда основано, в том числе, на правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в ряде его решений (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2001 года N 16-П, 11 ноября 2003 года N 16-П, 25 февраля 2004 года N 4-П, 17 июня 2004 года N 12-П, 29 июня 2004 года N 13-П).

Уставный Суд Калининградской области является органом судебной власти субъекта Российской Федерации и не может подменять своими решениями законодателя, в компетенцию которого входит осуществление законодательного регулирования порядка деятельности областной Думы (подпункт "в" пункта 1 статьи 20 Устава (Основного Закона) Калининградской области). Однако, руководствуясь положениями пункта 3 статьи 2 Закона "Об Уставном Суде Калининградской области", определяющими, что деятельность Уставного Суда направлена в том числе на упрочение законности в правотворчестве и применении права, Уставный Суд указывает на необходимость законодательного закрепления порядка рассмотрения на заседаниях областной Думы при кворуме более 50 процентов от установленного числа депутатов вопросов, для принятия решения по которым в соответствии с действующим законодательством требуется большинство голосов в две трети.

Учитывая изложенное, Уставный Суд приходит к выводу, что оспариваемые положения Законов Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 151 и от 1 ноября 1995 года N 24 в той мере, в какой они не позволяют на заседании областной Думы рассматривать вопросы, решения по которым принимаются большинством голосов в две трети от установленного числа депутатов в случаях, когда заседание областной Думы правомочно при присутствии на нем более 50 процентов депутатов от установленного числа депутатов, не отвечают требованиям определенности правовой нормы и не соответствуют Уставу области (пункт 2 статьи 2, пункт 2 статьи 5, пункт 2 статьи 7).

6. Заявитель, оспаривая принятые Калининградской областной Думой положения, изменяющие критерий правомочности ее заседания, ссылается также на нарушение принципа стабильности правового регулирования и поддержания доверия граждан к закону и деятельности государства, на необходимость соблюдения которого неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 ноября 1998 года N 26-П, от 24 мая 2001 года N 8-П, от 22 января 2002 года N 2-П, от 12 апреля 2002 года N 9-П, от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 29 января 2004 года N 2-П, от 23 апреля 2004 года N 9-П; Определение от 9 апреля 2002 года N 162-О).

Из указанных решений Конституционного Суда следует, что изменение законодателем ранее установленного порядка деятельности законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также предоставление возможности действующему составу представительного органа осуществлять свою деятельность в организационных условиях, определенных при его формировании.

Изменение порядка деятельности областной Думы относится к числу ее полномочий, определенных Уставом (Основным Законом) Калининградской области (подпункт "в" пункта 1 статьи 20). Однако, неоднократно в течение одного созыва изменяя требования к правомочности своих заседаний, областная Дума нарушает принцип стабильности правового регулирования. Отсутствие четко определенных долгосрочных положений допускает двусмысленность и возможность злоупотребления законотворческим процессом на практике. Из конституционных принципов равенства и справедливости вытекает требование определенности, ясности и стабильности правовой нормы, поскольку иное не может обеспечить ее единообразное применение и не исключает злоупотребление в правоприменительной практике.

В то же время Уставный Суд исходит из того, что признание положений Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 не соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области в связи с нарушением областным законодателем при его принятии принципа стабильности правового регулирования может поставить под сомнение законность принятых после вступления в силу указанного Закона Калининградской области на заседаниях областной Думы правовых актов. Такой результат противоречил бы целям уставного судопроизводства, указанным в пункте 3 статьи 2 Закона Калининградской области "Об Уставном Суде Калининградской области".

Поэтому Уставный Суд в настоящем деле воздерживается от признания положений Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 не соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области по признаку нарушения областным законодателем принципа стабильности правового регулирования, однако обращает внимание Калининградской областной Думы на недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, в том числе норм, регулирующих деятельность органов государственной власти Калининградской области.

На основании изложенного, руководствуясь подпунктом 1 пункта 3 статьи 4, статьями 68, 69, 70, 71, 75, 83, 84, 85, 86 Закона Калининградской области "Об Уставном Суде Калининградской области", Уставный Суд Калининградской области



ПОСТАНОВИЛ:



1. Признать положения статьи 1 Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463), устанавливающие критерий правомочности заседания Калининградской областной Думы, соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области в той мере, в какой они позволяют реализовывать в деятельности областной Думы закрепленные в Уставе области конституционный принцип народовластия и принцип представительности законодательного органа государственной власти, гарантируют принятие решения большинством голосов от установленного числа депутатов при личном участии депутатов в заседании областной Думы.

2. Признать положения статьи 1 Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463) соответствующими Уставу (Основному Закону) Калининградской области в той мере, в какой их положения не препятствуют каждому депутату областной Думы наравне с другими депутатами участвовать в любом заседании Калининградской областной Думы.

Калининградской областной Думе надлежит законодательно закрепить право каждого депутата Калининградской областной Думы участвовать в любом заседании областной Думы, определив соответствующие правовые гарантии реализации данного права.

3. Признать положения статьи 1 Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 "О внесении изменения в Закон Калининградской области "О Калининградской областной Думе" и пункта 2 статьи 18 Закона Калининградской области от 1 ноября 1995 года N 24 "О Калининградской областной Думе" (в редакции Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463) не соответствующими пункту 2 статьи 2, пункту 2 статьи 5, пункту 2 статьи 7 Устава (Основного Закона) Калининградской области, в той мере в какой они не позволяют на заседании областной Думы рассматривать вопросы, решения по которым принимаются большинством голосов в две трети от установленного числа депутатов в случаях, когда заседание областной Думы правомочно при присутствии на нем более 50 процентов депутатов от установленного числа депутатов.

4. в настоящем деле Уставный Суд Калининградской области воздерживается от признания статьи 1 Закона Калининградской области от 4 декабря 2004 года N 463 не соответствующей Уставу (Основному Закону) Калининградской области по признаку нарушения областным законодателем принципа стабильности правового регулирования, поскольку это может поставить под сомнение законность принятых после вступления в силу указанного Закона Калининградской области на заседаниях областной Думы правовых актов, что противоречило бы целям уставного судопроизводства. Вместе с тем Уставный Суд Калининградской области обращает внимание Калининградской областной Думы на недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, в том числе норм, регулирующих деятельность органов государственной власти Калининградской области.

5. Настоящее Постановление окончательно, обжалованию не подлежит и вступает в силу немедленно со дня провозглашения.

6. Настоящее Постановление подлежит опубликованию в порядке, установленном законодательством Калининградской области.









Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Разное

Новости



Рейтинг@Mail.ru